Запорожская сечь -
первая украинская держава

Меню сайта
 
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 807
 

    Иван Подкова (год рождения неизвестен — умер 16.6.1578, Львов) - казацкий начальник и обладатель Молдавии. За подписью около единственным сохраненным в польском альбоме начала XVII ст. портретом Подковы, он "был таким сильным, который не всего ломал подковы, всего и таляри, а если воткнул таляр в деревянную стену, то его нуждаться было вырубать. Взяв идти заднее колесо, он остановил повез, запряженный шестериком коней. Дишель ломал о колено. Взяв зубами бочивку меда, перебросил ее путем голову. Взяв в руки волячий рог, пробил им ворота". В 1577р. вместе с атаманом Яковом Шахом Подкова для требование молдавских бояр, недовольных правлением поставленного турками хозяина Петра Хромого, пошел в Молдавию, разбил отряд хозяина в нескольких битвах и 29 декабря получил Яссы. Подкова была провозглашена хозяином всего впоследствии турецко-валашская полчища заставила казаков покинуть Молдавию. В Немировых Подкову по-зрадницки схватили слуги брацлавского воеводы Я.Збаразького (предварительно он поддерживал Подкову). По требованию турецкого султана правитель Польши Стефан Баторий приказал бить казацкого вожака во Львове. Его было стято для площади Рынок 16 июня в 1578 г. и похоронено в Успенской церкви. Впоследствии казаки из почестями перевезли стерва героя к Каневу и похоронили в монастыре около Монашеской горой над Днепром. Деятельность Ивана Пидкови воспета в казацких думах, в поэме Т. Шевченко, произведениях румынского писателям. Садовяну. Памятники И. Пидкови построены во Львове (1982) и Черкассах (1987).

    Одним из первых (в 1578 г.) рассказал мировые о Подкове итальянец Алессандро Гваньини из Вероны, ротмистр польского войска, начальник Витебска, в "Описании Европейской Сарматии", выданному в Кракове латинским языком и маломальски некогда переизданному в разных странах. В движение длительного времени детище Гваньини было для Западе популярным источником информации относительный Украине и казаках, в Хvии-хvиии ст. имел емкий удача и в Украине.

    По словам Гваньини запорожский казак Иван Пидкова, "как кое-кто считал", был родным братом погибшего в жестокой борьбе с турками молдавского хозяина Ивони (в 1574 г.). Ивоню, кстати, также активно поддерживали украинские казаки с гетманом Свирговским. Молдавская аристократия предложила Подкове трон хозяина: направила письма киевскому воеводе К.Острозькому и барскому старосте, прося оказать Подкове помощь всего в Днестр, где они сами будут ждать его с войском. В Баре к Подкове пристали шляхтич Копицкий, какой двадцать лет жил и воевал между казаков, и Молдова Чапа. Они привели к Подкове гетмана Шаха и 330 казаков, и с этими силами Подкова отправился для Молдавию. Однако услышав, который против них соглашаться начальник Петр с многочисленным войском и пушками, Подкова отошел в Украину. Хозяин Петр и султан безотлагательно обратились к королю с протестом, и тот приказал коронному гетману и местным магнатам поймать Подкову. Слуга коронного гетмана Боболецкий, имея 3 роты войска, попробовал это сделать, всего Подкова с 50 казаками занял выгодную оборонную позицию для броде около Немировом, и поляки отступили. Подкова со своим отрядом спокойно въехал к Немировая. Боболецкий попробовал биться путем пидстаросту, всего получил ответ: "Я не могу тебе его выдать, всего и не защищаю его, возьми его себе, ежели хочешь". Между тем к Подкове вновь пришли 600 запорожцев Шаха (при этом для Низу осталось еще 400 казаков), и он осуществил повторную попытку получить Молдавию. Когда Подкова пришел встарь Сорока, "в первую очередь плебеи его поздравила вроде господина". Битва около Яссами против преобладающих войск турков и Петра Хромого, детально описанная профессиональным воином, может служить образцом казацкого тактического мастерства. Воевода поставил впереди своего войска 500 янычаров с пушками и огнестрельным оружием. Однако казаки, заметив дым путем воспаленных гнотив, идти командой упали для землю идти мгновение накануне турецким залпом. Турки, подумав, который те побиты, ринулись для казаков. Но те, подхватившись, вместе выстрелили из ружей, положив для месте 300 всадников. Остальные ринулись наутек. После этой неудачи Петр Хромой убежал к своему брату, валашскому хозяину, и попросил помощи в Порты. Подкова же, с энтузиазмом встреченный и поддержанный населением, осуществил склад энергичных шагов для налаживания внутренней жизни государства, выпустил всех узников. Между тем, сообразно приказу султана, Петр Хромой получил значительные подкрепления из Силистрии, Никополя, Видина. Когда турки и Петр подошли в Яссы, молдавско-казацкое отряд выступило навстречу. Казацкая разведка, высланная Шахом, известила, который турки погнали накануне войском табуны скота, "желая пеший персона стратувати скотом", а накануне скотом турки выслали "гарцивникив", который должны были спровоцировать противника для атаку. Зато казаки выдвинули будущий стрелков с ружьями. Те, ведя непрерывный огонь, выстреляли "гарцивникив" а кроме огнем заставили скот повернуть назад. Замысел турков обратился против них самих. Используя беспорядок в рядах врагов, Подкова и Шах ударили из флангов и нанесли Петрове сокрушительного поражения. Прежний обладатель едва смог убегать из поля боя. Однако Подкова не смог воспользоваться из победы, потому который против него вышло большое семигородское войско. Забрав 14 пушек и "наилучшие вещи", Подкову вернулся в Украину. Однако в Немирове брацлавский начальник Я. Збаражзкий предложил Подкове поехать к королю и объяснить ситуацию. Посредником выступил коронный гетман (он имел королевский наказ всякий ценой поймать Подкову), какой и доставил Подкову к Варшаве, для сейм. Король хотел бить его немедленно, всего шляхта "очень жалела того Подкову, вроде хорошего мужа". Тем не менее, впоследствии сейма Подкову послали к тюрьме в Рави, а кроме казнили во Львове сообразно требованию султана. Заканчивая книга о Подкове, Алессандро Гваньини подытоживает: "Это был неутомимо и в законный момент есть много помичний и забиячливый казацкий народ против всех неприятелив коронных, литовских и руских, особенно против турков и татар, которые почасту врываясь для Украину из азиатских степей, накануне тем делали большие вреда, вроде относительный этом пишут всю хронику. Но нынче эти воинственные молодцы теми поганским бисурманам немало портят забаву, идти который подякуймо Господу Богови".1

    Немец А. Мюллер, какой служил королю Стефану Баторию, также с симпатией описывает казаков, вспоминает о демаршах турков, которые требовали путем Батория казни Ивана Пидкови. "Этот Подкова, - пишет Мюллер, - был лучший благоверный и владел необычной силой. Поскольку он гнул руками конскую подкову с такой же легкостью, вроде разрывают кусок бумаги, казаки для границе избрали его своим начальником, и он неутомимо донимал туркам".

    Казнь Подковы Мюллер, с лояльностью к королю оправдывает высшими государственными интересами. Однако она, вроде указывал посланник тосканского герцога Ф.Талдуччи, "накликает обида для польское королевство". Талдуччи со слов доверенного лица детально описал мужественное обычай Ивана Пидкови накануне казнью. В своей реляции Талдуччи сообщает и такие подробности: "сам правитель в беспогодица казни раненько выехал из города около тем предлогом, который отправляется для охоту и аминь отсутствующим два дня". Выезжая, он приказал, для вконец в крепости были быть полном вооружении, в пакет числе и его охрана, и, для врата были замкнуты. Король побаивался, который казаки попробуют освободить своего вождя оружием. После отъезда его величества, если было выполнено вконец необходимы распоряжение, накануне 14 иногда Подкову привели для площадь. Он не был завязанным, и никто не держал его руки идти спиной, который ему позволили из королевской ласки. При объявлении смертного приговора стоял емкий крик путем звон барабанов и крик людей. Подкова обошел два разы площадь, поглаживая бороду и глядя для люд, показывая, который нимало не боится смерти. Он поросив тишине и, быть достижении этого, молвил такие слова: "Господа поляки! Меня привели для смерть, для в своей жизни я не совершил ничего такого, идти который заслужил жажда такого конца. Я знаю одно: я неутомимо боролся мужественно и вроде откровенный мещанин против врагов христианства и неутомимо действовал для застращивание и пользу своей родины, и было у меня единственное жажда - быть ей опорой и защитой против неверных, и биться так, для они остались в своих краях и не переходили Дунай. Но сей мое хорошее ворожба не могло быть выполненным, и Бог знает почему: особенно же мне мешал тот, из чьей воли меня привели сюда для казнь, всего я надеюсь для Бога, какой минет капля времени, и он - наемный хан довольно отплату идти мою невинную кровь. Мне ничего неизвестно кроме того, который я принужден умереть, потому который турок, безнравственный хан-язычник, приказал вашему королю, его подданному, осуществить казнь, и ваш правитель дал такое распоряжение. Но в конце концов это для меня не имеет никакого значения, одно запомните, который минет капля времени, и то, которое делается в законный момент со мной, произойдет и с вами, и с вашим добром, и председатели ваши и ваших королей отвезут в Константинополь, вроде всего безнравственный хан-бусурман такое прикажет"; помолчав капля и обернувшись встарь восьми своих людей, которые окружали его, прибавил: "Прошу вас, для этим моим слугам и товарищам, таким честным, вроде и я, впоследствии моей смерти не делали никаких препятствий, потому что, во-первых, они порядочные люди. Кроме того, они откровенный служили республике, следовательно, заслуживают не всего того, для никто не наносил им обиду, всего и того, для их наградили идти их заслуги". Тогда еще прибавил: "И еще попрошу вас, поскольку сей бесчестный персона /вказуючи для ката/ недостоин обижать моего тела быть жизни, не позволяйте ему обижать к нему и впоследствии смерти, оставив это моим людям, которые находятся здесь всего для того, для отдать мне эту последнюю услугу". Один из них подошел к нему с емкий шклянкой основание и подал шклянку, которую он взял с радостью и надпил большим глотком. Тогда обращаясь встарь того, путем кого взял шклянку, он, сообразно обыкновению его родины, сказал, который пьет идти его здоровье и всех его товарищей. После этого он вновь переходил туда и назад и пошел к месту казни. Увидев пакет соломы, для которую он принужден был становиться коленями, громко молвил: "О господи, нешто я недостоин склонить колени для что-то более благородное?" - вернулся к своим людям и сказал: "Пойдите к моим вещам и принесите мне коврик, какой у меня еще остался". Это безотлагательно выполнили. Тогда он склонил колени, прочитал молитву и перекрестился идти руским обычаем, потому который он был этой веры, и закрыл глаза, ожидая смертельного удара. Но поскольку мучитель не наносил удар, он вернулся и спросил у него: "Что же ты?". На это мучитель ответил: "Твоя милость, нуждаться благословить одел, для не мешал он удару". Услышав это, он сказал: "Очень хорошо". Он беспричинно расправил свою одежду вроде принадлежало, сказав палачу, для делал свое дело, и, показавшись господу, принял смертельный заушина с большим покоем. Один из собравшихся, который находился там, вроде думают, именно для того, для показать, который заключение выполнен, взял его голову и трижды показал ее народу.


Форма входа
 
Календарь
«  Июль 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
 
Поиск
 
Друзья сайта
 
Яндекс цитирования
Статистика
Rambler's Top100
 
Славное козачество Запорожское © 2017