Запорожская сечь -
первая украинская держава

Меню сайта
 
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 807
 

Дмитрий Иванович (Байда) Вишневецкий (?-1563), князь Вишневецкий, князь Белевский (1557 - 1559). Черкасский и Каневский староста (1550 гг.), господин Молдавии (избранный Великий князь Валахии) (1563), отаман (Гетьман) Войска Запорожского (1551 - 1557, 1559 - 1563). Князь Дмитрий Вишневецкий вошел в историю и народный фольклор под прозванием казацкого атамана Байды - грозы татар и турок. Одно его имя повергало их в мистический ужас. Михаил Грушевский назвал его "историческим патроном Запорожской Сечи", который "блестящим, искрящимся метеором перелетел сквозь украинскую жизнь". Знаменитый воин, любимый вождь казаков. Его имя воспето во украинских песнях и думах. Именно он стал первым Гетманом Украины и основателем Запорожской Сечи. Само его прозвание - Байда, по словарю Б.Гринченка означает "беспечный человек", "байдикувати" - означает лениться, пьянствовать и не работать. Как думал известный украинский историк М.Грушевский, это было типовое имя отчаянного казака.

В XV - XVI столетиях в украинских степях Дикого Поля возникло такое уникальное явление как казачество. Спасаясь от тяжелого феодального и религиозного гнета польских феодалов в пустые степи, опасные от постоянной татарской угрозы сбегали крестьяне. Они оседали на пустынных землях и, собираясь вместе, громили татарские отряды и улусы. В это время Крымское ханство, которое стало вассалом Османской империи, все проводили свои набеги все чаще и опустошительней. Речь Посполитая не могла защищать свои границы. Никто не противостоял татарской агрессии. И тут знамя защиты Отечества взяли в свои руки казаки, которыми часто предводительствовали пограничные старосты, урядники, шляхтичи средней руки. Для татар, которые уже несколько столетий безнаказанно грабили и угоняли в рабство украинское население это стало шоком. Кроме крестьян в лавы казаков вступали и многие феодалы, которые становились предводителями казацких отрядов. Кто-то искал защиты от все наступающего католичества, кто-то богатства и свободы, а кто-то искал здесь возможности для героических подвигов и ратных дел.

Одним из них и был Дмитрий Иванович Вишневецкий (?-1563). Он был сыном Ивана Михайловича (?-ок.1542), князя Вишневецкого, дворянина королевского (с 1522) и волынской княжны Анастасии Семеновны Олизар (Олизарич) (+1536).

Впервые имя Дмитрия Вишневецкого встречается в исторических документах в 1545 г. во время люстрации (своеобразной переписи) Волынского воеводства, откуда видно, что он владел несколькими имениями в Кременецком повете.

Век, в котором выпало жить Дмитрию Вишневецкому, был жестоким для украинских земель. Набеги крымских татар стали все более настырными и опустошительными. Украинцы, буквально, заполонили невольничьи рынки Кафы, Стамбула. Украинская аристократия, в большинстве своем отстраненная от государственных дел в католической Речи Посполитой, жила, как удачно подметил М. Грушевский: "тихцем, придавленим і малопомітним життям". Но не таков был род Вишневецких, не таков был князь Дмитрий. Еще в молодости он обратил на себя внимание своими исключительными способностями в военном деле, своей отчаянной личной отвагой, когда в конце 30-х годов XVI века участвовал в походах против татар под предводительством Бернарда Претвича. Как православный князь, Дмитрий Иванович Вишневецкий не только имел генетическую ненависть к "басурманам", но и свои личные счеты. В 1544 году его отец вместе с матерью были захвачены татарами и несколько лет пребывали как невольники, в Крыму. После возвращения из неволи Иван Вишневецкий продолжал ходить походами на татар, нагоняя на них ужас.

Дело отца продолжил Дмитрий. В течение 1548-1549 годов он несколько раз нападал на Очаковский замок, который принадлежал турецкому султану. В 1550 году он становится старостой Черкасс и Канева. В его ведении находились вольные казаки, жившие в среднем течении Днепра вокруг города Черкассы, привлекаемые на службу, как военные наемники. По некоторым источникам, на эту должность князя Дмитрия назначил польский король Сигизмунд-Август, отдавая дань уважения его смелости и отваге. Это была очень неспокойная должность, на переднем крае обороны от крымских татар и турок. Но князь не только успешно защищал украинские земли, но и начал использовать наступательную, очень активную при борьбе с татарами, и фактически перенес боевые действия на территорию противника. Надо отметить, что антитатарская борьба красной нитью проходит через всю жизнь и деяния Дмитрия Вишневецкого. Ей было подчинено все: и организация запорожского казачества, и неожиданные дипломатические круизы Вишневецкого, озадачивавшие правителей и историков. Ради дела всей своей жизни князь пускался даже в заведомые авантюры! Но такая уж был у него натура - по определению Грушевского, невоздержанная, неугомонная, широкая. Дмитрий Вишневецкий намеревался выступить в поход из Черкасс против татар. Но осторожный король, связанный обязательствами перед крымским ханом Девлет-Гиримом, сдерживал его действия. Прошло два года, как Вишневецкого назначили старостой. Получив очередной отказ от польского короля, он собирает отряд верных ему людей и отправляется в степь.

Некоторые исследователи считают, что такое решение ускорили и личные причины: неудачное сватанье к княжне Галешке Острожской. Так или иначе, но именно в это время Вишневецкий приступает к осуществлению своей давней мечты: начинает строительство (на собственные средства) на одном из днепровских островов за порогами крепости, которая служила бы важным форпостом в противотатарской борьбе и надежной базой посреди Дикого Поля. Историки считают, что было это приблизительно в 1552 - 1557 г. на острове Малая Хортица близ Днепровского устья, против Конских Вод. Остров, площадью 16 гектаров, находился немного выше острова Большая Хортица. Восточная часть была скалистой и возвышалась над Днепром на 15 метров. Стремительные речные потоки не позволяли наступающим войскам внезапно и без препятствий высадиться на нем. Здесь был построен "замок" - укрепление со многочисленными деревянными конструкциями. База-залога, находящаяся возле кочевьев крымских татар позволяла контролировать передвижение крымских орд.

Проследить путь Вишневецкого достаточно сложно. Он принимал решение и сразу же их осуществлял. В 1553 г. он неожиданно появляется в Стамбуле у султана Сулеймана I Пышного. Цель поездки осталась для историков загадкой, т.к. документов не осталось. М. Грушевский лишь предполагал, что причиной поездки князя была "идея союза на два фронта: опираясь на Литовско-Польскую державу, поддерживать добрые отношения с Турцией, держать в руках Крым". Но так рассудил Грушевский, о замыслах же самого Вишневецкого не узнает уже никто. После возвращения из Стамбула польский король Сигизмунд II Август назначил Дмитрия Стражником на Хортице.

В начале 1554 г. Вишневецкий, как ни в чем не бывало, возвращается и даже идет на сближение с польским королем, который был насторожен поездкой князя. Вишневецкий продолжает староствовать в Черкассах, но всеми помыслами своими он - на Запорожье. Когда в марте 1556 г. на территории Черкасского староства появляется отряд дьяка Ржевского, посланного Иваном Грозным "разведывать про крымского хана", Вишневецкий оказывает им всяческое содействие. Документы рассказывают, что на Днепре к Ржевскому "пристали литовские люди, атаманы черкасские, Млынским зовут да Михайло Ескович, а с ним триста козаков каневских черкас". Все - слуги черкасского старосты.

В конце лета этого же года Вишневецкий и сам с небольшим отрядом приближенных людей уходит из Черкасс на остров Малая Хортица. Там летом 1556 года казаки Вишневецкого завершили строительство замка-крепости на Хортице и укрепили соседний остров Томаковку. По приказу Вишневецкого казаки строят легкие боевые лодки - байды, обтянутые буйловыми шкурами, чтобы их можно было при необходимости переносить. Так впревые князь становится казацким гетманом. Он владеет территорией, по сути, независимой от польского короля. Впервые князь вводит для своего войска военные отличия: булаву, печать, литавры; организовывает канцелярию.

В это время он вел активную дипломатическую переписку с русским царем. В мае 1556г. князь Д.И.Вишневецкий известил царя Ивана IV Грозного о выходе крымского хана в поход на московские земли. Как свидетельствуют разрядные записи, "того же лета июля 2 день по вестей князя Дмитрия Вишневецкого, что царь крымской вышел со многими с прибылыми людьми, и царь и великий князь приговорил для своего дела и земсково идти на Коломну по вестем..." (т.е. вывести русские полки на рубеж обороны по Оке). В сентябре того же года он направил в Москву своего представителя, чтобы сообщить царю о своем уходе со службы короля Сигизмунда II Августа и желании перейти под покровительство русского государства. Летопись свидетельствует: "...приехал ко царю и великому князю Ивану Васильевичу Всеа Русии от Вишневецкого князя Дмитрея Ивановича бити челом Михаиле Есковичь, чтобы его государь пожаловал, а велел себе служите. А от короля из Литвы отъехал да на Днепре на Кортицком острову (на острове Хортице) город поставил против Конских вод у Крымских кочевищ. И Царь, и Великий князь послал к Вишневецкому детей боярских Ондрея Щепотева да Нечая Ртищева... с опасной грамотой и с жалованием". Вишневецкий хочет стать на службу к русскому царю и высказывает свое желание о присоединении Канева и Черкасс к российским землям. Он писал к Государю, что не требует у него войска: требует единственно чести именоваться Россиянином и запрет Хана в Тавриде, как в вертепе.

16 октября направленные к князю Вишневецкому дворяне вернулись в Москву, доставив с собой трех пленных татар, и сообщили, что он принял присягу и вступил в поход "воевати Крымских улусов под Ислам-Кермень, служача царю и великому князю".

Обнадеженный Иоанном в милости поздней осенью 1556 г. Вишневецкий взял турецко-татарскую крепость Ислам-Кермен и сжег ее, а захваченные пушки переправил на Хортицу. Также было сожжено предместье Очакова. Как пишет русский посол в Крыму, князь Ф.Д.Загряжский московскому царю в декабре того же года - хан готовился к войне все лето и даже просил помощи от своего сюзерена - турецкого султана, но так и не смог осенью отразить нападения отряда князя Д.И.Вишневецкого на Ислам-Кермень. Князь этот город взял "и людей побил, и пушки вывез к себе на Днепр, в свой город". Польскому королю сыпятся возмущенные письма от турецкого султана и крымского хана с требованием приструнить Вишневецкого. Сигизмунд-Август пытается отозвать Вишневецкого с Хортицы. Самолюбие гетмана оскорблено. Ни на одно свидание с королем он не едет.

В январе 1557 г. орда Девлет-Гирея, после отхода Ржевского, нападает на хортицкий замок. 24 дня продолжалась осада, но, как свидетельствуют документы: "Вишневецький захистився від хана, побивши у нього чимало кращих людей, так що хан пішов од Вишневецького з великим соромом". В письме Ивану Грозному Дмитрий Вишневецкий клянется, "що доки він на Хортиці, кримчакам ходити буде нікуди". В это же время с другой стороны Черкесские Князья именем России овладели двумя городками Азовскими, Темрюком и Таманом, где было наше древнее Тмутороканское Княжение. Девлет-Гирей трепетал; думал, что Ржевский, Вишневецкий и Князья Черкесские составляют только передовой отряд нашего главного войска; ждал самого Иоанна, просил у него мира и в отчаянии писал к Султану, что все погибло, если он не спасет Крыма. Никогда - говорит современный историк - не бывало для России удобнейшего случая истребить остатки Моголов, явно караемых тогда гневом Божиим. Улусы Ногайские, прежде многолюдные, богатые, опустели в жестокую зиму 1557 года; скот и люди гибли в степях от несносного холода. Некоторые Мурзы искали убежища в Тавриде и нашли в ней язву с голодом, произведенным чрезвычайною засухою. Едва ли 10000 исправных конных воинов оставалось у Хана; еще менее в Ногаях. К сим бедствиям присоединялось междоусобие. В Ногайской Орде Улусы восставали на Улусы. В Тавриде Вельможи хотели убить Девлет-Гирея, чтобы объявить Царем Тохтамыша, жившего у них Астраханского Царевича, брата Шиг-Алеева. Заговор открылся: Тохтамыш бежал в Россию и мог основательно известить Государя о слабости Крыма.

В мае 1557г. Вишневецкий прислал в Москву "казаков Дениска Малого с товарищи.., а писал ко Государю, что царь Крымской Девлет-Гирей с сыном и со всеми людьми Крымскими приходил под его город на Хордецкой остров и приступал (т.е. штурмовал) дватцать четыре дни, и Божим милосердием и Царя и Государя Великого князя именем и счастием от царя (Девлет-Гирея) отбился и побил у царя людей лутчих, и пошел царь от него с великим соромом. И докуды в том городе люди будут царским Великого князя именем, и Крымцов на войну ходити никуда нелзе". Действительно, после разгрома в Судбищенской битве 1556г. для Крымского ханства была чрезвычайно актуальной угроза флангового удара князя Вишневецкого по кочевьям в случае направления в поход основных сил степняков.

Но взбешенный турецкий султан посылает к Хортице осенью 1557 г. объединенные турецкие (янычары), татарские и молдавские (влашские) войска. Султанские галеры остановились возле самого острова. Осада была жестокой. Кончились припасы. Силы были неравны, и Вишневецкий вынужден был отступить до пределов Литовских. А враги разрушили оставленную крепость. Заняв Черкасы, Канев, где жители любили его, Вишневецкий, видя, что польский король стремится к примирению с ханом, написал к Иоанну, что, будучи снова готов идти на Хана, может оказать России еще важнейшую услугу покорением ее скипетру всех южных областей Днепровских. Предложение было лестно; но Государь не хотел нарушить утвержденного с Литвою перемирия: велел возвратить Черкасы и Канев Августу, призвал Вишневецкого в Москву и дал ему в поместье город Белев со многими богатыми волостями, чтобы иметь в нем страшилище как для Хана, так и для Короля Польского. Он просил прислать ему войско и предлагал московскому царю свою службу со всеми казаками, с Черкасами, Каневом, с казацкою Украиною на правом побережье Днепра, составлявшую ядро той Малой России, которая через столетие поклонилась другому московскому царю. В это время в Крыму и в степях между нагаями свирепствовали разные естественные бедствия: сначала жестокий холод, потом засуха, скотский падеж и, наконец, мор на людей. Современники говорили, что во всей Орде не осталось десяти тысяч лошадей.

Так в 1557 г. Дмитрий Иванович Вишневецкий стал служить Ивану Грозному и был пожалован в вотчину Белевом с уездом и подклетными дворцовыми селами. Как пишет летописец, в ноябре князь прибыл к Ивану Грозному, который его "пожаловал великим своим жалованием и дал ему отчину город Белев со всеми волостьми и селы, да и в иных городах села подклетные Государь ему подавал и великими жаловании устроил". Князь Вишневецкий "Государю крест целовал животворящий на том: служите Царю и Великому Князю вовеки и добра хотете". В результате он занял положение служилого князя, получив в кормление город с уездом, только что конфискованный в государственную казну от прежнего его владельца, последнего князя Белевского - Ивана Ивановича. В 1493 г. белевские князья "отсели" со своей вотчиной от Литвы и перешли на службу к московскому князю. Иван Васильевич Белевский, старший сын Василия Михайловича, был боярином и умер в Москве в 1514 г. После его смерти великий князь Василий Иванович согнал "в опале" белевских князей с удела и дал им вместо него Волок Ламский. Однако через несколько лет он вернул им Белев. Последним белевским князем был Иван Иванович, сын Ивана Васильевича. В 1513 - 1536 гг. он ходил воеводой в разных походах, был боярином, а затем при неизвестных обстоятельствах был сослан в Вологду, где и умер до 1555 г. Таким образом, ликвидацию Белевского удела следует отнести ко времени малолетства Ивана IV. После этого Белев был пожалован Дмитрию Вишневецкому.

Согласно феодальной традиции, служилый князь должен был содержать свой вооруженный отряд и защищать вверенные ему земли. Передача Вишневецкому для прокорма своих людей целого уезда, бывшего раньше самостоятельным княжеством, свидетельствует о значительной численности его отряда, а также о заинтересованности Московского государства в привлечении его на свою службу. Служилые князья занимали промежуточное положение между представителями правящей династии, владевшими большими уделами, и боярами. Их главная привилегия была в том, что они не участвовали в войнах вдали от их владений. Но главная цель жизни Вишневецкого была в борьбе с татарами.

Борьба с татарской опасностью, столь актуальная во времена Ивана Грозного, ставила цель дать землю помещикам на территории, ставшей безопасной, - в приграничье с бывшим Казанским ханством и на южной окраине государства, начиная с тульского края. Помещики получали целину, которую надо было заселить и освоить. Почти половину столетия все силы страны были сосредоточены на ликвидации Казанского ханства. Покорение кочевого населения вокруг Казани, повышение безопасности на южной окраине Московии позволили ввести в хозяйственный оборот огромные массивы ранее пустовавших земель.

В действиях московских воевод против крымских татар 1558 и 1559 гг. Вишневецкий со своими казаками оказал очень большие услуги России. Три года, с 1558 по 1561, Вишневецкий во главе многотысячного русского войска громит татар. Доходил до Перекопа, Кафы и Азова. Однако удачный момент для окончательного разгрома Крыма был пропущен. Девлет-Гирей отдохнул. Хотя он все еще изъявлял желание быть в мире с Россиею; хотя с честию отпустил российского посла Загряжского, держав его у себя пять лет как пленника; доставил и союзную грамоту Иоанну, обязываясь, в знак искренней к нам дружбы, воевать Литву: однако ж предлагал условия гордые и требовал дани, какую присылал к нему Сигизмунд и Август. "Для тебя, - говорил Девлет-Гирей, - разрываю союз с Литвою: следственно, ты должен вознаградить меня". Сыновья его действительно грабили тогда в Волыни и в Подолии, к изумлению Августа, считавшего себя их другом. Они искали легкой добычи и находили ее в сих плодоносных областях, где Королевские Паны гордо хвалились мужеством на пирах и малодушно бегали от разбойников, не умея оберегать земли. Узнав о том, Государь созвал Бояр: все думали, что требование вероломного Девлет-Гирея не достойно внимания; что надобно воспользоваться сим случаем и предложить Августу союз против Хана. 

Уже в январе 1558 года царь отправляет князя Вишневецкого во главе пятитысячного отряда (Жильцов, Детей Боярских, стрельцов и Козаков) на Днепр. Он должен был соединиться с Князьями Черкесскими и вместе с ними воевать Тавриду. Разрядная книга говорит, что "того же лета генваря (1588г.) царь и великий князь послал на Днепр, на Хортицу князя Дмитрея Вишневецкого, а с ним послал Игнатья Ушакова сына Заболотцкого да Ширяя Васильева сына Кобякова, да голов Данила Чюлкова, Дьяка Ржевского, Андрея Щепотева, да Василья Тетерина, Михаила Ескова, Михаила Андреева сына Павлова, Онофрея Латинского, Петра Таптыкова, Микита Сущева, Нечая Ртищева" (здесь очень интересно упоминание имени Михаила Есковича (Ескова) - сподвижника князя по Запорожской Сечи, что свидетельствует о включении его людей в служилое сословие Московского государства). 

Летопись конкретизирует состав войска князя Вишневецкого: "Со князем Дмитрием же Государь отпустил Игнатия Заболоцкого з жилцы да Ширяя Кобякова с детми боярскими и иных атаманов с казаки да сотских с стрелцы", т.е. дворянские полки под командой воевод, а также стрелецкие и казачьи отряды под началом корпоративных командиров из числа дворянской аристократии. Фактически, под свою руку он получил все категории русских служилых людей, что свидетельствует о его высоком статусе в иерархии военачальников Московского государства: он был так называемым "большим воеводой". Князю Вишневецкому предписывалось построить на реке Пеле суда и на них спуститься вниз по Днепру, где совершать поиски кочевий и препятствовать продвижению татар к русским землям "сколько ему Бог поможет". В апреле 1558г. князь донес царю, что поход был успешным: его отряду удалось подойти даже к самому Перекопу, "...и сторожей побил за шесть верст от Перекопи, а люди Крымские ему встречею не бывали ни один человек". 12 июня Д.И.Вишневецкий из Ислам-Керменя, который он, видимо, разорил в очередной раз, прислал под конвоем отряда А.З.Вяземского пленного татарина, который рассказал, что "...царь крымской со всеми людьми готов в Перекопи, а к турскому просить людей послал же; а как турской царь людей на помочь ему пришлет, и тогды де царь крымской хочет быта на великого князя украины...".

Действительно, зимой 1558-1559гг. крымский хан попытался совершить набег на приграничные русские земли, но узнав, что Иван IV Грозный находится в Москве, а "Дмитрий Вишневецкий на Туле", отказался от своих намерений, и как отмечает летописец, "...от этих вестей приде на них страх и трепет, вскоре воротяся назад на бегство устремишася".

К Королю Польскому написал Иоанн, что он берет живейшее участие в бедствии, претерпенном Литвою от гибельного набега Крымцев; что время им обоим вразумиться в истинную пользу их держав и общими силами сокрушить злодеев, живущих обманами и грабежом; что Россия готова помогать ему в том усердно всеми данными ей от Бога средствами. Сие предложение столь радостно удивило Короля, Вельмож, народ, связанный с нами узами единокровия и Веры, что Посланника Московского носили на руках в Литве, как вестника тишины и благоденствия для ее граждан, которые всегда ужасались войны с Россиею. Честили его при дворе, в знатных домах; славили ум, великодушие Иоанна. Август в знак искренней любви освободил несколько старых пленников Московских и прислал своего Конюшего Виленского, Яна Волчкова, изъявить живейшую благодарность Государю, обещаясь немедленно выслать и знатнейших Вельмож в Москву для заключения мира вечного и союза. С обеих сторон говорили с жаром о Христианском братстве; воспоминали судьбу Греции, жертвы бывшего между Европейскими Державами несогласия; хотели вместе унять Хана и противиться Туркам. Сие обоюдное доброе расположение исчезло как мечта: дела снова запутались, и древняя взаимная ненависть, между нами и Литвою, воспрянула. Князь Дмитрий Вишневецкий, в 1558 году посланный воевать Тавриду, доходил до устья Днепра, не встретив ни одного Татарина в поле: Девлет-Гирей со всеми Улусами сидел внутри полуострова, ожидая Россиян. Впшневецкий возвратился в Москву, оставив на Днепре мужественного Дьяка Ржевского с Козаками. Сам факт командования российским войском показывает ценность князя для Ивана Грозного и его высокое положение в Москве. Но политическая ситуация к тому времени изменилась. Москва вступила в Ливонскую войну и поссорилась с Литвой. Не желая окончательного разрыва с Речью Посполитой, князь Дмитрий начал действовать осторожней.

Весной 1559 года он появляется с 5 тысячами казаков и царских стрельцов на Донец. С этим войском он планировал через Азов на судах ворваться в Крым. А ситуация для хана была более чем угрожающая - страшный голод охватил Крым. Тогда же известный мужеством Окольничий Данило Адашев выступил из Москвы к Днепру с дружиною детей Боярских, с Козаками и стрельцами для нанесения чувствительнейшего удара неприятелю, смотря по обстоятельствам.

В апреле князь Вишневецкий известил Ивана Грозного о том, что он "побил Крымцов на Яндаре блиско Азова. Было их полтретьиста (т.е. 250) человек, а хотели ити под Казанские места войною". Татары были разбиты наголову, 26 из них - взяты в плен, из которых 14 князь прислал в Москву. Других сообщений, касающихся каких-либо еще боевых действий отряда князя в 1559г., известные исследователям отечественные летописные источники не содержат. Однако опубликованные материалы турецких архивов позволяют проследить ход дальнейших событий этой кампании.

Ранее, 2 июля 1559г. (26 Рамазана 966 по мусульманскому летоисчислению), отряд князя Вишневецкого атаковал Азов, причем эта атака была с большим трудом отбита турками. Гарнизон, в состав которого входил отряд из 200 янычар, был недостаточен для отражения нападения, и оно было отбито лишь благодаря помощи, оказанной ногайскими племенами, кочевавшими тогда в окрестностях Азова, и поддержке Османской эскадры, состоявшей из шести больших 25-весельных и незначительного числа малых галер. Несмотря на то, что нападение отбили, тревога была велика: впервые Азов, военный форпост Блистательной Порты в степях Северного Причерноморья, подвергся серьезной опасности. Следует добавить, что атака Азова и опустошение отрядом князя Вишневецкого его окрестностей вызвали продовольственный кризис не только в этой крепости, где вспыхнул голод, но и в Большой Ногайской орде и даже в Стамбуле: султанская столица в значительной степени зависела от поставок зерна, сухих овощей, растительного масла из Северного Причерноморья. Еще хуже дела оказались у ногайцев: их голодающие племена прошли через причерноморские степи с востока на запад, опустошая все на своем пути, в том числе и кочевья крымских татар, и в начале зимы дошли до османских земель Молдавии и Валахии, где и остались вплоть до мая 1560г., нанеся этим вассалам Блистательной Порты огромные убытки.

Отступив от Азова, князь со своим отрядом опустошил турецкие и ногайские земли на северном побережье Азовского моря и вышел на Таманский полуостров. Не позднее августа на больших лодках Д.И.Вишневецкий совершил нападение на Керчь, но эта атака была отбита турецкой эскадрой. Затем, как свидетельствуют турецкие источники, он поднялся вверх по Дону, где построил малые крепостицы, "подготавливаясь тем самым к новому наступлению в следующую весну".

Понимая малочисленность своего отряда для достижения своих целей и не надеясь на получение каких бы то ни было подкреплений от московского царя (он не знал, что Иван IV Грозный послал "...на Дон постельничего и воеводу Игнатья Михаиловича Вешнякова, а велено ему сходится на Дону со князем Дмитреем Вишневецким"), князь Вишневецкий стал искать себе союзников среди местных племен, обитающих в предгорьях Северного Кавказа, которые так же, как и он, вели бы борьбу против турецкого господства на Таманском полуострове. И они нашлись, - ими стали племена черкесов, или как их тогда называли "пятигорских черкасов", возглавляемые родом Жане. Новые союзники Московского государства напали на турецкие владения на Таманском полуострове и на город Кафу, но эта атака была отбита, а турки смогли захватить в плен основных черкесских вождей прежде, чем тем "удалось укрыться на Кавказе или в Московии". В результате поражения Кансук, сын главы племени Жане, и один из его братьев были убиты, а их головы, как и головы многих русских "начальных людей" были присланы в Стамбул.

В сентябре Д.И.Вишневецкий вернулся из своего Азовского похода, который имел для Московского государства дипломатические последствия: "с ним прислали Черкасы и Чюрука-мирзу Черкасского: все Черкасы бьют челом, чтобы их Государь пожаловал, дал бы им воеводу своего в Черкасы и велел бы их всех крестити". В феврале 1560г. князь Вишневецкий был назначен воеводой у черкесов, с ним царь Иван IV Грозный отправил "попов крестьянских.., а велел их крестити по их обещанию и по их челобитью и промышляти над Крымским царем". Вишневецкий успешно справился с этой миссией - черкесы приняли Православие и с тех пор верно служили России, а на дочери одного из князей Черкасских - Марии (до крещения - Кученей) Темрюковне был женат вторым браком сам царь.

Но царь скоро охладел крымским делам, теперь он больше внимания уделял удержанию завоеванных Казанского и Астраханского княжеств. Кроме того Ливонская война (1558 - 1583) забирала все больше сил. Соседи Москвы - Речь Посполитая, Швеция, Дания никак не хотели усиления Москвы и ее укрепления на берегах Балтики. По данным турецких архивов, весной 1560г., князь Вишневецкий вернулся в низовья Дона, чтобы подготовиться к новому походу против турецких владений в Северном Причерноморье. Однако, в связи с событиями Ливонской войны 1558-1583гг., на этот раз он не получил под свое командование отрядов поместного войска и стрельцов, что существенно снижало боеспособность его войска: фактически, в распоряжении князя находилась его собственная армия численностью свыше 5 тыс. человек, навербованная из запорожских казаков и черкесов, ядро которой составляли служилые казаки, пришедшие с ним на русскую службу в 1556г. и испомещенные вокруг Белева. В июле он начал наступление на Азов, но с прибытием на помощь гарнизону крепости турецкой эскадры, был вынужден отступить. Тогда князь Вишневецкий с черкесами попытался форсировать Таманский пролив и, проникнув таким фланговым маневром в Крым, атаковать Кафу (Феодосию). Однако, крейсировавшая в этом районе турецкая эскадра сорвала и эту попытку наступления.

В апреле 1561г. князь Вишневецкий с казаками был послан на Днепр "недружбу делати царю Крымскому и королю Литовскому". Царь Иван Грозный старался сконцентрировать силы, готовясь к походу на Полоцк, что противоречило сословному статусу Вишневецкого, как служилого князя: он не был обязан участвовать в военной кампании вдали от своих белевских владений. Направление казаков князя Вишневецкого на западный театр военных действий привело его к разрыву с Москвой, главной причиной которого, думается, был отказ царя Ивана IV Грозного поддерживать князя в его борьбе за Азов.

Опять князь Вишневецкий фактически остался один. Князь, прибывший в Московское государство с целью громить Крым, увидел, что цель его не достигается, ушел к Сигизмунду-Августу и примирился с ним. Летом 1561г., как свидетельствует летопись, к царю Ивану IV Грозному прибыли казаки "Михайло Кирилов да Ромашка Ворыпаев и сказали, что князь Дмитрий Вишневецкой Государю изменил, отъехал с Поля (т.е. со степного порубежья), з Днепра в Литву к Полскому королю со всеми своими людми, которые были с ним на Поле...". 5 сентября 1561г. Сигизмунд II Август вернул князю все его звания и земли. Согласно феодальным традициям вассал со своим отрядом мог отказаться служить своему сюзерену, если тот нарушал заранее оговоренные условия, что и произошло между Иваном Грозным и князем Вишневецким, - это не считалось изменой. С уходом князя Вишневецкого, Белев окончательно теряет свой статус частновладельческого города и превращается в военно-административный центр государственного уезда Московской Руси. Князь возвращается на Поднепровье в 1562 г. Иван Грозный, хотя на самом деле и жалел, что его покинул такой умелый воин, притворялся, будто это бегство нимало его не тревожило, и в наказе своему гонцу Клобукову велел говорить в Литве, когда спросят про князя Вишневецкого: "Притек он к нашему государю, как собака, и утек, как собака, и нашему государю и земле не причинил он никакого убытка". Но тогда же царь приказал разведывать о Вишневецком: "Как приехал князь Дмитрий Вишневецкий на королевское имя, то король ему жалованье дал ли и живет при короле ли, и в какой версте держит его у себя король?.."

Очередной зигзаг судьбы князя, "капитана Дмитрашки", как его называли басурмане, вызвал переполох на побережье Черного моря. Массовая мобилизация, проведенная в восьми турецких бейпиках, отправление эскадры представляли собой исключительные меры, к тому же это был единственные случай в истории Оттоманской Империи, когда все действия были направлены не против государства, а против одного человека, князя Дмитрия Вишневецкого, объявленного "самым большим врагом Блестящей порты". А Вишневецкий тем временем проживает в Черкассах у своего кузена, отправив лучших своих казаков на Ливонскую войну, где им щедро платили.

В 1562 г. Вишневецкий посещает Краков, Люблин - его приветствуют, как героя! Но тут удача изменяет ему. Уже постаревший, ослабленный загадочным отравлением, он не изменяет своей авантюрной натуре и ввязывается в борьбу за молдавский престол. В декабре 1562 года после аудиенции у польского короля на Сейме в Любеле князь познакомился с известным авантюристом Ольбрехтом Лаським. Он подговорил Дмитрия Ивановича вмешаться в борьбу за престол господаря в Молдавии. Начался финальный, трагический акт жизни князя-рыцаря. Князь вместе с Лаським и 4 тысячным войском выступает на Молдавию. Дорогой союзники поссорились. О.Ласький вернулся в Польшу, а Вишневецкий с отрядом в 500 казаков попал в засаду возле реки Серет. Ставленник турецкого султана Штефан IX Томша окружил запорожцев. Несколько часов князь в лагере, укрепленном телегами, удерживал атаки врага. Части казаков удалось вырваться из окружения. Но тяжело больной князь (сказались бывшие ранения и загадочное отравление, полученное в Москве перед возвращением на Днепр) был найден молдавским крестьянином в стогу сена. Молдавский господарь выдал Д.Вишневецкого султану Сулейману I. Султан тоже чрезвычайно ценил воинские подвиги и заслуги князя Байды и предложил ему перейти на турецкую службу, приняв ислам. Однако герой не стал изменником, не принял магометанство. Турки решили подвергнуть его самой свирепой казни, бросив живым с высокой башни на железные вилообразные крюки, вмурованные в стену возле морского залива по пути из Константинополя в Галату (22 октября 1563 года). При падении Вишневецкий зацепился ребром и висел так еще три дня, истекая кровью и ругая имя султана, проклиная мусульманскую веру. Во время трехдневных мучений ему отсекли ногу и руку. В конце концов, не стерпев насмешек и проклятий князя, турки застрелили его из луков. Это произошло в октябре 1563 года. Грандиозным планам князя - в союзе с московитами, донцами и черкесами захватить Тамань и Крым - не суждено было осуществиться. Народ сохранил в своей памяти величественный образ князя и воспел его трагическую гибель в песне о казаке Байде.

Героическая гибель Вишневецкого потрясла казаков и по горячим следам события стала народной легендой. Известная народная песня про казака-Байду (по мнению Грушевского, воплощающая обобщенный образ "козака-відчайдухи") вот уже более 400 лет отождествляется в народном сознании с князем Дмитрием Ивановичем Вишневецким. В благодарность, народ присоединил к фамилии Дмитрия Вишневецкого имя излюбленного народного героя Байды.

Форма входа
 
Календарь
«  Июль 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
 
Поиск
 
Друзья сайта
 
Яндекс цитирования
Статистика
Rambler's Top100
 
Славное козачество Запорожское © 2017